Записки из Города Мёртвых

Серые хлопья – на крышах, в глазах, на ладонях;
Прах в волосах, заметённые пеплом дома.
В Городе Мёртвых позёмка блуждает спросонья,
В пекле заката из окон рождается тьма.

Холод вцепляется в корни обугленных клёнов,
Ведьма-рябина горит на морозном костре,
Узкие улицы полнятся горестным стоном,
Ветер крадёт бесполезный огонь фонарей.

Духи роятся в прорехах заброшенных зданий,
Бывшие пленники ныне разрушенных плит.
Волны времён размывают непрочный фундамент
Ветхих костей, замурованных в теле земли.

Призраки плачут, бессмысленно бьются в метели:
Их забывают, им некуда больше идти!
Ангелы, бесы, примите пропащие тени —
В Городе Мёртвых на всех не хватает квартир.

Мир не бессмертен, века рассыпаются пеплом,
Близость падения медленно сводит с ума…
Снежные хлопья летят в раскалённое пекло,
В Городе Мёртвых опять наступила зима…